ИНТЕРВЬЮ С МАЧО

—         Когда она сказала, что заберёт у меня дочку, я на полной скорости свернул с дороги прямо на бетонную стену, одновременно отстегнув её ремень безопасности. Машина была новая, я был уверен, что сумею остановить её вовремя. Так и вышло, глухо взвизгнули тормоза, она чуть не вылетела в окно. До стены оставалось буквально несколько сантиметров. Я посмотрел на неё и сказал: “Никогда, слышишь, никогда не смей угрожать мне этим”. Она потрясённо молчала, поняла, что со мной шутки плохи.

Я никогда не любил детей, когда невестка приводила племянников к нам в дом, говорил: “Вот там ваша комната, и чтоб я вас не слышал и не видел!”

—         А ты присутствовал при родах?

—         Нет, конечно. Есть вещи, которые неприемлемы для мужчин. Я позвал к ней её подругу и пошёл к друзьям обмывать дочку. Я даже представить не мог, что буду так любить её. Ей было 2-3 дня, она была такой крохотной, но у неё был такой ясный и умный взгляд! Ты даже не представляешь! Она, кажется, узнавала меня! И я начал воспитывать её по своему, начал с того, что отбирал у неё грудь, так она, увидев, что я подхожу, с такой силой всасывала в себя молоко! Моя малышка своего не упустит, борется до последнего! Ей сейчас пять лет, она с матерью в штыки, не уступает ни за что. Для неё только один авторитет – я, отец.

—         Может не надо так сильно баловать?

—         Надо! Уверен, что надо. Но я и требую достаточно жестко, она занимается плаванием, гимнастикой, ей нравится быть первой ученицей в школе, она лидер по натуре. И, ты знаешь, в ней столько кровей намешано: армянская, с моей стороны, а со стороны матери – русская, польская, украинская — темперамент бешеный. Я просто не завидую тому парню, что станет её мужем. Уж она-то знает, что хочет! И умеет своего добиваться!

—         Н-дааа… Пять лет. А как же мама?

—         В доме один хозяин – я, мужчина. Задача женщины, чтоб все были накормлены, дом содержался в порядке, обо всём остальном позабочусь я. Она у меня русская, избалованная была. Помню, когда только пришел к ней жить, бросил ей своё бельё, мол, постираешь. Никогда не забуду, как она на меня смотрела! Да-да, или ты, или твоя мать, сказал ей и ушёл. Постирала. А как она училась готовить! Столько продуктов перевела. Прихожу с работы, ревёт. В чём дело? Сожгла обед, плачет. Ничего страшного, выбрось и начни сначала. Так и воспитывал. Сначала еще брыкалась было, но как забеременела, попритихла, да и я ей втолковал кое-что. Мать у неё из больших начальников, привыкла командовать, начала было учить меня, как жить, пришлось указать на дверь. Теперь приходит к нам, когда меня нет дома.

—         А в семье твоих родителей как было принято, неужели место женщины только у плиты?

—         Нас было трое мальчишек, мы никогда не убирали за собой даже постель, не знали, что такое мыть посуду, и вообще, не заходили на кухню, это было царство матери. Но мы должны были есть всё, что мать ставила на стол, нравится, не нравится, обсуждению не подлежало.

—         Как же она успевала? Еще и работала, наверное, советские времена ведь были?

—         Она учительницей была, потому что так хотела сама, при желании могла бы и дома сидеть. Муж и трое сыновей, не самых послушных, успевала, конечно. Честно говоря, никогда не задумывался над этим.

—         Твоё отношение к женщинам, это чисто армянское? Ваши мужчины всегда так любвеобильны?

—         А что, у русских разве такого нет?! Все мужчины победители, по натуре своей. Хотя нет, эти прилизанные цивилизованные европейцы не умеют обращаться с женщинами, с нашими женщинами. Ведь женщине что надо? Чтоб хозяин был! Чтоб силу почувствовать и подчиниться! И подчиняются! С превеликим удовольствием! Потому что мало настоящих мужиков. Чтоб пришёл, увидел, победил. Мне одна подруга рассказывала, что её цивилизованный европеец полночи целует, полночи облизывает и только под утро к делу приступает, когда она уже спит. Я увидел её на вечеринке, зажал на кухне, она гордо вскинулась было, что Вы мне тут предлагаете, мол, и пошла на выход. Я просто схватил её за руку и притянул к себе. И всё, она сама раскрылась, а потом рассказала про её скучного культурного мужа. И таких женщин много, недолюбленных, слишком самостоятельных, которые и рады бы подчиниться, да некому.

—         Почему ты не хочешь оформить гражданство Испании?

—         У меня российское гражданство, и я пока не собираюсь отказываться от него. Раньше я очень любил Москву, но сейчас она стала не такой как прежде, на каждом шагу требуют документы, менты вымогают деньги. Все кричат, чтоб чёрные валили из Москвы, но кто они без нас, без чёрных?! Ты думаешь, они работать умеют?! Кто они без чёрных, без узкоглазых? Русские?!

—         Ммм… давай закроем эту тему…

—         Я — гражданин России и люблю её, у меня много хороших воспоминаний, несмотря ни на что. И жена у меня — русская.

—         А родители у тебя в Ереване, так почему же у тебя российское гражданство, а не армянское?

—         Так получилось.

Интересный мужчина, в расцвете сил. Имеет хорошую работу, плюс свой маленький бизнес. Взгляд проницательный. Движения мягкие, кошачьи. Голос приятный, запах чистый, чуть отдает табаком. Мачо, да и только.

CУРХАРБАН В ИСПАНИИ

Восемнадцатого июня две тысячи одиннадцатого года в самом центре столицы Королевства Испания, в парке Casa de Campo, впервые в Европе был проведён бурятский национальный праздник Сурхарбан.

Сурхарбан – традиционный летний бурятский праздник. (Дословный перевод означает: стрельба из лука по специально сшитым кожаным мешочкам с шерстью – сурам.) История этого праздника уводит вглубь веков, когда кочевники Великой степи после завершения летних работ собирались улусами и состязались в стрельбе из лука, конных скачках и национальной борьбе. На праздник съезжались со всей округи, о победителях Сурхарбана слагались легенды, их именами гордились и передавали из уст в уста. И до сей поры праздник Сурхарбан остаётся главным событием лета для всех бурятов мира. По последним данным, численность бурятов на планете составляет примерно шестьсот двадцать тысяч человек, из них четыреста пятьдесят тысяч проживают на территории Российской Федерации. В Испании, в разных городах, проживает более ста человек.

И вот, восемнадцатого июня, мы, буряты, проживающие в Испании, собрались в парке Casa de Campo, в тени развесистых южных сосен, выбрав удобное место возле площадки с футбольным полем. И, если бы не проезжавшие изредка мимо профессионально экипированные велосипедисты, то, казалось бы, что праздник проходит в тихой забайкальской глубинке, а не в центре шестимиллионного мегаполиса. Ясное голубое небо и ласковое испанское солнце, красивые девушки в национальных одеждах, традиционные бурятские блюда на богато накрытом столе и разговоры на бурятском, русском и испанском языках…

Праздник начался с выступления профессиональной группы “Ballet Oriental de Siberia”. Каждый раз девушки радуют нас новыми танцевальными постановками, вот и на этот раз мы увидели красивый сольный танец “Бильдэй”, в исполнении Татьяны Дымчиковой, а также очень интересную постановку с шаманским бубном, своеобразной перекличкой тундровых птиц и таинственной пластикой нежных северянок.

Наталья Дамиранова исполнила несколько композиций на шанзе, а её маленькая дочь Аяна спела под мамин аккомпанемент песню “Эжы аба хоёртоо”.

Лариса Бадмаева читала стихи собственного сочинения, а я пела песни о Родине.

Концерт вели на бурятском и испанском языках Цыпилма Табхаева и Лариса Бадмаева, рассказывая о Бурятии и бурятах, а также об истории этого праздника. Было интересно видеть реакцию случайных зрителей велосипедистов, некоторые остались смотреть концерт до конца и долго еще, по окончании, аплодировали и благодарили за доставленное удовольствие.

После концерта наступило время праздничного обеда. “Попробуйте буузы эскореальские, мадридские, вильявисиосские!”- наперебой предлагали наши умелые хозяюшки. Испанцы, уже знакомые с бурятской кухней, радостно восклицали: ”О! Буузы!”,- и показывали друг другу, как их надо кушать. И, конечно же, всем понравился саламат, приготовленный Лидией Пурбуевной.

За разговорами о проблемах эмигрантской жизни пришли к выводу, что надо создавать свою бурятскую ассоциацию, для взаимопомощи и поддержки. Кроме того, юридически зарегистрированному сообществу можно просить у властей помещения для классов родного языка, (ведь не секрет, что дети, отлученные от языковой среды, забывают его), классов музыки и хореографических занятий, а также для проведения праздников. Например, для проведения этого праздника нам пришлось воспользоваться именем ассоциации народов Центральной Азии, под руководством Fernando Moragona.

Наша почётная гостья Karmen Arnau Moro, учёный-антрополог из Толедо, много лет изучающая культуру и быт народов Сибири, поздравила всех присутствующих с праздником и сообщила, что готова к издательству ее первая книга о бурятах. У Кармен два частных музея народов Сибири, и она частенько приглашает наших девушек на различные конференции к себе в Толедо.

Вторую часть праздника открыли весёлой эстафетой. Смех и аплодисменты болельщиков перекрывали бурные восклицания игроков, в итоге победила дружная команда под предводительством Инессы Алсыевой.

Соревнований по стрельбе из лука не получилось, так как в единственном нашем монгольском луке мужчины обнаружили небольшой изъян, лопался кожаный ремешок, держащий тетиву, и решили, что сильно натягивать небезопасно.

Напряжённой получилась борьба армрестлинг. Среди мужчин победителем стал Тумэн Батомункуев, на втором месте Александр Блинников, на третьем почётном – Баир Табхаев. Среди женщин победила Инесса Алсыева, второе место заняла я, а третье — Туяна Васильева.

Ну, и, конечно же, апофеозом праздника стала национальная борьба. Отличие бурятской национальной борьбы от классической греко-римской в том, что нельзя касаться земли даже рукой. Поэтому здесь нужна не столько сила, сколько ловкость и сноровка. Чемпионом Сурхарбана стал наш гость из Калмыкии Александр Блинников, одолевший Тумэна Батомункуева из Кижинги, а третье место после долгой и упорной борьбы по праву заслужил Ignaсio Hernando из Мадрида. Победителя девочки хореографы научили танцевать традиционный танец победителя – танец орла, и Саша, на радость девушкам, станцевал его под бурные аплодисменты болельщиков.

Среди детей и по армрестлингу и по национальной борьбе победила Аяна Дамиранова, надо заметить, что эта девочка очень старательна и усидчива, и всё, что делает, старается делать на “отлично”. Я показала ей, как держать лук и стрелу и уже через несколько часов заметила, что она научилась довольно-таки хорошо стрелять.

Второе место занял Dersu Hernando, он немного младше Аяны по возрасту, потому и уступил, видимо. Dersu – интересный мальчик, разговаривает только на бурятском и испанском языках.

Самой младшей участницей соревнований была Кристина Pampushc-Ракшаева, очаровательная деточка с глазками-вишенками и пухлыми бурятскими щёчками.

Всем победителям и призёрам были вручены денежные призы и сувениры, радость и веселье равняли и триумфаторов и проигравших.

А люди всё подходили и подходили, кто-то в течение дня успевал съездить на работу и вернуться, кто-то приходил после работы, но все обязательно с горячими буузами, щедро приготовленными для земляков. Играли в старинные народные игры, организовывали смешные конкурсы, танцевали. Атмосфера праздника, тёплая и домашняя, была оценена по достоинству, и долго ещё пели мы песни под аккомпанемент шанзы. И только когда начало темнеть, начали собираться домой, сожалея, что день закончился так быстро.

Двенадцать часов радости и смеха, двенадцать часов счастья и улыбок, двенадцать часов в кругу близких друзей, двенадцать часов – как будто дома, в родной Бурятии.

P.S. Выражаю огромную благодарность за организацию этого праздника Татьяне Дымчиковой, Баиру и Цыпилме Табхаевым, Наталье Дамирановой, группе “Ballet Oriental de Siberia”.

КУХОННЫЙ НАЦИЗМ

Почему именно кухонный? Не знаю, может потому, что в глубине души мы все пофигисты и нам дела нет до большой политики и национальных распрей? Пока это не коснётся нас. Ну, убивает кто-то кого-то по глупости, утверждая, что цвет кожи или разрез глаз не понравился или запах, может быть. Но когда это происходит где-то далеко, и мы этого не видим, то и не вникаем в суть проблемы, дураки да дураки, нам-то что. Мало ли на свете дураков, у каждого в голове свои тараканы, как говорится.

Но зато, если наши родные или мы сами попадаем в такую ситуацию, то тут уже не до шуток, хочется обороняться и самим нападать, не зря, ведь, говорят, что лучшая оборона – это нападение. Нацизм и национализм, как легко спутать эти два, казалось бы, совсем противоположных понятия.

Итак, национализм – сохранение своих национальных традиций, языка, культуры, да и этноса в целом, как единицы мировой культуры. И мы прекрасно понимаем это, не зря в последнее время об этом заговорили, ведь за годы советской власти, действительно, утрачено многое. Повсеместное обезличивание и русификация не прошли даром для малых народов СССР, как бы ни говорили о единстве народов и уважении к этническим группам. То, что в семидесятые годы запретили изучение бурятского языка в школах Бурятии, до сих пор сказывается на развитии культуры нашего народа.

Люди, не знающие родной язык, и детям своим не могут привить ни любовь к Родине, ни уважение к обычаям и традициям предков, да и сами-то, в большинстве случаев не знают много. Многие говорят, что понимают и разговаривают на родном языке, а вот с грамматикой у большинства проблемы, ведь мало понимать, чтобы называть себя грамотным человеком, нужно и писать уметь и читать.

И не надо винить в этом кого-то, проще самим взяться за обучение, как минимум — читать литературу на родном языке, а этого-то как раз и нет у нас. Нет времени читать, тяжело на бурятском читается, нет доступа к хорошей литературе – всё это отговорки сознательно ленивых людей, я считаю. И нет никаких оправданий и быть не может, спасение утопающих – дело рук самих утопающих, а если мы этого не понимаем, то и бороться-то не за что. Уровень нашего национального самосознания пока оставляет желать лучшего, конечно.

A как мы недоумеваем, когда видим, что наша молодёжь женится, или выходит замуж за людей другой национальности. «А этот-то…!» — обсуждаем, рассуждаем. А потом потихоньку привыкаем и уже не говорим о сохранении нации. «Лишь бы счастливы были, а нация, она как-нибудь без нас! Ну и что, что дети метисы, а потом и вовсе четвертинка или восьмеринка бурятской крови останется в наших потомках? Бурятский язык? А кому он нужен? Лучше английский, русский сейчас не в моде. Какое там национальное достоинство, не до высоких материй нам!» – так и слышится эхом тесных кухонь…

А что же такое – нацизм? Это мы ещё по школьной программе проходили, когда изучали Гитлера и его политику чистокровной нации. Считать одну нацию лучше других, что может быть неразумнее и глупее? Только потому, что кто-то решил, что он умнее других? Но позвольте, нет таких! И не было! А пророков мы придумали сами, захотели и поверили. Слабым людям всегда хочется иметь веру во что-то: в Бога, в светлое будущее или в жизнь после смерти. А иначе и жизнь не в радость, и смысла жить как будто бы нет. Кстати, всё гениальное просто: смысл жизни – в самой жизни. Живите и дарите жизнь другим, что может быть проще.

Никто не признается, что он сознательный нацист и считает себя и свою нацию лучше других. Но в глубине души все мы таковы, независимо от уровня образования и интеллекта. Разве что некоторые умеют скрывать это лучше других. Никогда не забуду выражение лица одного нашего чиновника из российского посольства в Испании. Дело было в прошлом году, ко дню Восьмого марта мы подготовили концерт-конкурс “Мисс Севилья” для нашей русскоговорящей диаспоры. И пригласили на праздник представителей средств массовой информации, а также гостей из посольства.

А перед праздником по нашей просьбе нам отправили из Мадрида выставку фотографий «Женщины России». За день до концерта я развесила фотографии в Centro Civico или по-нашему в Доме Культуры, где должен был состояться концерт. Пришлось немного поработать в роли гида и рассказывать интересовавшимся испанцам о России и наших женщинах, таких разных и в то же время таких одинаковых. Фотографий было много, профессионально сделанные кадры, во всем разнообразии российской глубинки и столичного блеска. Естественно, что перед началом концерта чиновник из посольства захотел удостовериться, действительно ли мы показали выставку испанцам. Я в тот момент была за кулисами, помогала девочкам одеваться, да и сама готовилась к выступлению, у меня была небольшая роль на испанском языке.

Татьяна, наш главный режиссёр и постановщик, услышав просьбу чиновника показать выставку, громко крикнула мне: «Надя! Надя Цой! Покажи, пожалуйста, выставку, тут представитель посольства хочет посмотреть!»

Я, прокричав: «Иду!», вышла из-за кулис к ним. Лицо чиновника скривилось в презрительной усмешке: «Она у вас хоть по-русски понимает?»,- бросил он Татьяне, уже отвернувшейся от него. У меня, признаюсь, возникла, было, мысль отправить его на три русские буквы, но пересилила себя и, улыбнувшись: «Конечно, знаю!» — повела его осматривать выставку.

Было какое-то чувство гадости, надо же, какие теперь дипломаты пошли, а ведь МГИМО заканчивал, наверное, подумала. А в зрительном зале меня бурно приветствовали знакомые испанцы, по местному обычаю мы расцеловались при встрече, и чиновник уже немного отвлекся от моей нерусской внешности, вроде бы. Рассказала ему об ассоциации, о том, как выставку развешивала и что рассказывала испанцам. Он сделал несколько фотографий и на этом наше короткое знакомство завершилось.

Но до сих пор помню его презрительный взгляд и скривившийся рот… Русский или просто дурак? Скорее всего, последнее. А может и умный, где-то, да просто не сдержал эмоций или не умеет управлять собой, своей мимикой. Дипломат. Что уж тут от простых людей ждать.

Цвет кожи, разрез глаз, что ещё? Ах да! Религия! Да и то, только в связи с участившимися террористическими акциями псевдомусульман. Как-то совсем упускаем из виду, что на свете миллионы мусульман, искренне верующих в Аллаха и ведущих праведный образ жизни. Так получилось, что слова «террорист» и «мусульманин» стали для нас синонимами. После недавнего теракта в аэропорту «Домодедово», когда погибли десятки невинных людей, в ответ на громкие причитания соседки: «Почему не живут мирно? Почему убивают?! Что за нелюди?!», я бросила небрежно: «Мусульмане!», и прошла в свою комнату. И только потом спохватилась, что обе мои соседки – мусульманки… Нормальные работящие женщины, как и я, зарабатывающие на жизнь чёрной работой. Иногда я ставлю их в тупик своими вопросами. Недавно один знакомый узбек съездил в Мекку, сделал хадж, как они говорят. Теперь он считается Хаджой и может читать молебны.

«Странно, а наши ламы учатся в духовных университетах по пять-восемь лет, а у вас достаточно только съездить в Мекку и уже святой, учёный?» – спрашиваю я у них. Они молчат, пожимают плечами: «У нас всегда так было, не мы придумали», —  улыбаются.

Или же ещё один случай:

Сын соседки, Махмуд, очень хвалил одного парня: «Он такой хороший человек! Такой хороший!», частенько повторял мне, пока я однажды не спросила, чем же он так хорош.

— Он пять раз в день моется! – услышала в ответ.

— А что, если пять раз в день моется, то уже и хороший человек что ли?! Я летом тоже часто душ принимаю! – посмеялась я.

— Так он и зимой так моется! – железный аргумент…

— Ну и дурак!

Короче, обидела соседа. Может, если бы он хорошо знал Коран, то и сумел бы ответить мне, не знаю. Я тоже не читала Коран, когда-нибудь прочту, обязательно. Плохо, конечно, что мы сами не знаем, во что верим. Так было заведено до нас – не аргумент, я считаю.

Заметила, что после одиннадцатого декабря прошлого года, после вспышки межнациональной розни в Москве, в интернете стало гораздо меньше высказываний нацистского характера. А ведь до этого даже наши мирные буряты, несколько молодых ребят, позволяли себе подобные высказывания. Надеюсь, что массовые беспорядки в Москве наглядно показали им, к чему приводит словесная несдержанность. Кстати, думаю, что всплеск нацистских лозунгов в русскоязычном интернете был специально спровоцирован и хорошо подготовлен. Потому что за всё время моего общения в интернете только в октябре-ноябре прошлого года началось такое безумие, и финал был вполне предсказуем.

Что же в итоге? Национализм или нацизм, как суметь различить их? А может просто любить и уважать друг друга, не делая различий по расам и религиям? И в то же время не забывать о своих истоках, своей Родине. И уметь жить достойно, ведь лучшим примером для своих детей являемся мы сами.

Ум-мани-бад-мэ-хум!

26.02.2011

БАБУШКА И ДЕДУШКА

Бабушка и дедушка прожили вместе больше сорока пяти лет, точно не знаю, надо спросить у деда, когда они поженились. Зато знаю, что дед служил в армии с тысяча девятьсот пятьдесят второго по пятьдесят шестой годы, это разница между папой и дядей Сашей, четыре года, с учётом девяти месяцев, естественно. Дедушка рассказывал, как бабуля его ждала, какие письма писала. У всех остальных детей разница в два года, только самая младшая на три года отстала от сестры. Кстати, бабушка её в сорок два родила, молодец! Она у нас Мать-героиня, девятерых детей родила и воспитала.

Ну, а я родилась, когда бабушке было сорок пять, а деду — сорок три, мама рассказывала, что он тогда плакал:

— Такой молодой дедушка!

Сейчас понимаю, что, действительно, совсем молодой он тогда был, да и бабушка тоже.

Дед у нас молодец — никогда не курил, да и пил очень редко, всегда подтянут, аккуратен. Сыновей своих ругает, что те «в бабушкину породу пошли», за то, что любят выпить. Хотя дядя Чагдар, бабушкин братишка, говорит, что это дедушкин отец Лодой таким был.
— Витька — копия деда своего, такой же шебутной старик был. Мы, когда маленькие были, частенько у сестры ночевали, а дядя Лодой, если выпил, одеяла с нас стаскивал, кровать перевернуть мог. Но бабушка была очень аккуратной, серьёзной, и дед твой в неё пошёл, — рассказывал.

Дедушка наш — мужчина красивый, статный, а потому всегда был любимцем женщин всей округи. Однажды бабушка закрыла его в бане, выкинула его одежду на улицу и отхлестала кнутом, и вроде бы с тех пор он стал примерным семьянином. Я его прекрасно понимаю, ведь после войны в деревнях было мало мужчин, а он — такой красавец! Да и все мы, Цыреновские, такие — любвеобильные. Ура дедуле! Очень люблю его!

Помню, как он сажал нас на колени и напевал: «У-дюг-дюг-дюг-дюг-дюг-дюг!» Hy, а если выпил, то уже и взрослых нас так баюкал. Как же я по нему соскучилась…

Николка, братишка мой, в детстве был его любимцем, ведь в его честь назвали. Он его баловал, дразнил:

— Николка — паровоз, мамка — молоковоз!

Помню, как он нянчился с Настюшкой, сестрёнкой двоюродной. Eй тогда было совсем мало месяцев, тетя Света серьёзно болела и долго лежала в больнице. Однажды я пришла к ним домой и увидела, как он аккуратненько приподняв Настюшу за одну ножку, менял пеленки. Я даже дыхание затаила, чтоб он не уронил её, неожиданно увидев меня. Потом сказала ему, что так нельзя, а он мне:

— Я девятерых вырастил, и ничего!

Ему сейчас семьдесят восемь лет, но выглядит он гораздо моложе: практически нет седых волос, осанка прямая и зубы все здоровые. Есть одна фикса во рту, металлическая, я его как-то спрашивала зачем, ответил, что модно тогда было, в пятидесятые.

Кстати, после смерти бабушки, когда тётя Света дала ему штаны с заплаткой, он кинул ей их обратно, сказав, что в жизни не ходил с заплатками и не будет. Деревенские женщины до сих пор в восторге от него, он был единственный шофёр, который ходил всегда в идеально выглаженной рубашке и брюках в стрелочку. Это, конечно же, заслуга его матери и жены, нашей бабушки.

А ещё он не ест слишком горячую пищу и не пьёт слишком горячий чай, всё в тёплом виде. И совсем не ест зелень: ни лук, ни чеснок, ни салаты всякие, только мясо и домашнюю лапшу, и даже картошку из супа детям отдаёт. Однажды на каком-то празднике я специально придвинула ему овощной салат, он отодвинул: «Я силос не ем!»

Дедушка — единственный сын в своей семье, к тому же самый младший. У него было три сестры: Дарима, Цырма и Надя. Они раньше жили в Гэгэтуе, потом старшая сестра Дарима вышла замуж в Тасархой и забрала к себе Цырму, а затем и всей семьёй переехали. Так как Гэгэтуй был колхозом на самообеспечении, а Боргой, как совхоз, имел поддержку государства, и потому люди там жили немного лучше. Бабушка Цырма рассказывала, что перевозил их родственник из Закаменска, он был начальником каким-то, потому и знал, что в совхозе люди живут лучше.

— Весь наш скарб уместился на одной тележке, а мы за ним пешком шли, Коля был маленький, уставал, плакал, — рассказывала она.

Бабушка Цырма живёт сейчас в Белоозёрске, у неё пятеро детей, десять внуков и уже почти десяток правнуков. Муж её, дядя Дамба, был учителем.

Дарима была самой старшей, её муж ушёл на войну в тысяча девятьсот сорок первом году, когда она была беременна. Тот ребёнок не выжил, а муж погиб на войне. После войны она родила нашу тётю Валю, Ишееву. Я точно не знаю, но, кажется, бабушка Дарима умерла ещё до того, как дочь школу закончила. Тётя Валя выросла в доме наших бабушки и дедушки, они же и замуж её выдавали.

Надя была замужем в Нюгуе, родила дочь Люсю и развелась с мужем, вернулась к родителям в Тасархой и там вышла замуж за дядю Ниму. Он тоже был разведён к тому времени, у него есть сын, который сейчас живет в Белоозёрске. Их общему сыну Валере (или как мы его называем дяде Валере-младшему) было всего шесть лет, когда его мама Надя умерла от инсульта. Она была искусной рукодельницей, очень хорошо шила, говорили. Меня назвали Надей в её честь.

Бабушкина семья из Нижнего Бургалтая, даже и не знаю, когда и как они переехали в Тасархой, но с дедом они познакомились именно там. Бабушка — единственная дочь в своей семье, причём старшая, её братья — дядя Володя, дядя Чагдар и дядя Петя. Прабабушку Жигмыд и прадеда Гэлэг-Ёндон я немного помню. Они жили по улице Мурхонова. Мы их называли Ава и Эжы. Ава был худой высокий старик, а Эжы — маленькая, весёлая. Ава умер раньше, а Эжы перед смертью жила у бабушки с дедушкой. Помню, как дядя Андрюша привёз из поездки в Кривой Рог рюмку с двойным стеклом, а между стеклами была жидкость розового цвета, как вино. Он преподнёс Эжы эту рюмку, как будто подарок, она обрадовалась, думала, что с вином, сказала длинный тост и очень удивилась, что ничего не льётся в рот. Мы были маленькими, не понимали, смеялись над ней, а она нас ругала. Потом, перед смертью, у неё немного помутился рассудок, и она говорила: «Ирина, иди, сходи за меня в туалет!» A мы, дураки, опять смеялись. Папа наш очень любил её, а когда она умерла, он находился в больнице в Петропавловке, с Галинкой, кажется, в суматохе ему забыли сообщить и он до сих пор в обиде, что его любимую Эжы похоронили без него…

Дядя Володя и тётя Люба долго не имели детей, и потому усыновили Батора, а через шесть лет у них родилась Баярма и ещё через два — Баир. Тётя Люба в молодости работала шофером, и дядя Володя однажды из ревности сжёг её «права», после этого они стали чабанами и очень много лет проработали так. Помню, у неё были очень длинные красивые волосы. Однажды, в детстве, я была у них на отаре, когда дядя Володя был пьян, и мы с тётей Любой, Баиркой и Баярмой ночевали в большой бочке для воды от водовоза. Постелили куртки и так спали, хорошо, что лето было… Потом, уже повзрослев, я любила ходить к ним в гости, разговаривать с дядей Володей. Он был мне как дедушка.

Дядя Чагдар у нас молодец, совсем перестал пить, хотя в молодости тоже был любителем. У него с тётей Цырен-Дулмой семеро детей, вот только самый старший, Слава, года два назад умер, уснул и не проснулся, сказали… Дядя Чагдар всю жизнь проработал механизатором в колхозе, сейчас у него шестеро внуков.

Дядя Петя до армии был совсем другим человеком, говорили все. Видимо избили его там сильно. Я помню его спокойным, безобидным человеком. Хотя… Однажды он женился, я даже свадьбу их помню, но потом они разошлись, а дочка его жены, моя подруга, потом рассказывала, что он гонял мать, угрожал… Жалко, что детей у него не было, так и умер…

Так странно называть их по-русски бабушками и дедушками, дядями и тетями. На родном языке они для меня: Эмгэй — бабушка и Yвг??(увгоо)- дедушка, дяди и тети со стороны деда — Авгай и Адяа, дяди и тети со стороны бабушки — Нагаса-авгай и Нагаса-ахай.

В Инзагатуй сначала переехали сестра деда Надя с мужем, так как его старшая сестра была там замужем. Потом переехали наши бабушка с дедушкой: испугались за маленького Витю, моего отца, который чуть не утонул в реке Джиде, а спасли его дядя Володя и дядя Петя. Вот и решили уехать подальше от воды, безопаснее. Так мы и стали инзагатуйцами.

Бабушка всегда была мне близкой подружкой. Она всю жизнь проработала уборщицей, сначала в школе (папа всегда говорит, что все школьные годы мыл там полы), а потом в больнице санитаркой. В детстве я ходила с ней на больничные “Ёлки”, громко читала стихи, и мне всегда аплодировали.

Она у нас была молодой бабушкой, мама говорит, что когда мы ей надоедали, она ругалась:

— Я вам не родня!

А братишка Володя в детстве называл её Эмгэй-Бэ. Не знаю, почему. Ходил за ней по пятам и ныл:

-Эмгэй-Бэ, Эмгэй-Бэ!

Она была любительницей походов за ягодами и грибами и прекрасно знала все близлежащие леса. Обычно мы ездили в лес всей улицей, дедушка увозил нас на машине утром и вечером, после работы, забирал. Мы, дети, особенно любили привалы, когда всей компанией обедали, расположившись на какой-нибудь солнечной полянке. И, наверное, именно благодаря бабушке я так люблю лес.

Учась в одиннадцатом классе, я жила с моими любимыми бабушкой и дедушкой всю весну. Вечерами приходили их соседки тётя Аня Банина и тётя Лида Кожевникова, и мы играли в лото. Бабки спорили, обижались друг на друга из-за игры, а дедушка подтрунивал над ними, смеялся. Тётю Аню и бабушку он называл: Пат и Паташонок. Видимо, кино такое было когда-то. Бабушка была совсем маленькой рядом с тётей Аней.

Тётя Аня и тётя Лида младше деда по возрасту, и тогда их ещё не приглашали на колхозные праздники для ветеранов, они возмущались, а дедушка смеялся над ними: «Щенки, не доросли ещё!»

Бабуля иногда тоже выкидывала фортеля: однажды я пришла из школы, а она такая деловая, немного подвыпившая, пыталась прикурить сигаретку, причём с фильтра. Я у неё отобрала сигарету и позвала деда, мы с ним потом долго над ней потешались. Даже не знала, с какого конца курят, а туда же. На мой вопрос зачем, задорно ответила:

— Модно же, все женщины курят теперь!

Смешная моя, добрая, забавная…

До сих пор не могу простить себе, что оставила её одну, когда нам сказали страшный диагноз её, последний… Родители приехали с ней в город, потому что она начала кашлять с кровью, раньше она и сама внимания не обращала на кашель, думала хронический бронхит. Я тогда училась в училище, параллельно работала на рынке. Не знаю, почему и кто направил их в онкологию, но я была с ними. После того, как сделали рентген, нас позвали в кабинет врача, так как я всегда первая захожу с вопросами к врачам, да и не только, то зашла в кабинет первой, а врач попросила меня позвать родителей, зашли мама с папой. Нам сказали:

— У вашей бабушки рак легких, как вы ещё довезли её? У неё же практически нет легких, она в любой момент может умереть. Мы даже не уверены, что вы довезёте её до дома живой.

Мы стояли и боялись посмотреть друг на друга… Я еле сдерживала слёзы…

Вышли в коридор, а там бабушка… сидит на скамеечке и такими глазами на нас смотрит…

— У меня рак, да? — спросила у меня.

А я ей:

— Ну что ты придумываешь, какой такой рак, обыкновенный бронхит у тебя, нас ещё наругали, что зря тебя привезли сюда!

А сама в глаза ей посмотреть боюсь, но она поняла по моему лицу, наверное… До сих пор не могу себе простить…

Оттуда мы ещё поехали в Звёздный, рассказали дяде Саше. Он решил ехать домой с нами. Это была ужасная неделя, все дети съехались, пригласили домой ламу, почитать молитвы, а бабушка, уже всё поняв, спрашивала потихоньку:

— Почему они все приехали, они знают, что я умираю?

Я отвечала ей:

— Ну вот, не угодишь тебе, мы же сами их позвали, что надо дома молитвы почитать, а раз с работы отпросились, то пусть побудут немного.

Я уехала первой, мне надо было на учебу. Бабушке уже начали колоть наркотики, потому что у неё начались сильные боли… Я обняла её и наказала, чтоб к моему приезду была уже на ногах. «Я постараюсь»,- пообещала мне она… Через несколько дней мне сообщили, что она умерла…

Однажды на Сагаалган мы с дедом напились вдвоём, сидели, вспоминали, как мы жили втроём, и плакали, плакали… Прошло уже двенадцать лет, а у меня всё ещё слёзы наворачиваются, как вспомню о ней.

05.02.2011

 

ТРИНАДЦАТОЕ

Мне плохо… физически, морально, хочется плакать, уснуть, забыться… Сегодня тринадцатое января, оказывается, я думала двенадцатое ещё… Пришла вечером после одиннадцатичасового рабочего дня, как всегда по четвергам, соседка попросила сходить с ней на её работу, помочь уложить спать больного старика, к которому она ходит каждый день. Напарница её, девушка, которая работает с этим стариком постоянно, заболела, одной не поднять, сказала. Я и согласилась, мне не трудно.

Дом старика оказался поблизости, поднялись на четвертый этаж, квартирка маленькая, ухоженная. Старик вполне нормального вида, аккуратненький такой старичок, сидел на кресле перед телевизором. Я никогда не ухаживала за стариками, может, поэтому все дальнейшее повергло меня в такой ужас, не знаю… Уж слишком буднично всё это, а потому и страшно…

Соседка моя, перекинувшись парой слов с больной напарницей, по-хозяйски подошла к старику, позвала меня помочь посадить его на кресло с колесиками, компьютерное, как мы называем. А перед этим открыв ему рот, вытащила его вставные челюсти… Он сопротивлялся, как мог, потом начал плеваться… вцепился руками в руки моей соседки… Я не могла смотреть ему в глаза, мне казалось, что он плачет… «Болезнь Альцгеймера, он ничего не понимает»,- сказали мне женщины…

Посадив его на стул, подвезли к кровати, переодели в пижаму, и тут я поняла, что еще чуть-чуть и упаду… слабость, тошнота… как сквозь пелену видела, как мы поменяли памперс, уложили, закутали одеялом, вышли из спальни…

Выйдя из квартиры, присела на корточки, мне плохо… Соседка всполошилась, что с тобой, почему побледнела, начала хлопотать, вывела меня на улицу. Еле дошла до своего дома, немного полежала, поняла, что не усну, пока не напишу всё это…

Я устала… морально, физически, хочу домой, хочу поплакать в объятиях мужа, забыть весь этот ужас, забыть глаза больного несчастного старика…

Вот так зарабатываются деньги…

13.01.2011

ВОЛЕЙБОЛИСТЫ БГСХА В ИСПАНИИ

С четвёртого по восьмое октября в университете Карденал Херрера города Валенсия, что находится на востоке Испании, проводилась международная спортивная универсиада. В числе приглашённых оказались и наши земляки, волейболисты, студенты Бурятской Государственной Сельскохозяйственной Академии. Целую неделю мы, проживающие в Испании буряты, с волнением и радостью следили за их успехами, общаясь с ними по телефону и интернету. К сожалению, из-за работы я не смогла съездить поддержать их, но зато с ними всё это время находилась моя подруга Лариса Бадмаева, проживающая в Фуинхиролле. Она сопровождала их как переводчик, а в конце недели, по окончании игр, пригласила их к себе домой, в Фуинхироллу, куда я и съездила на эти выходные, чтобы встретиться с земляками. Встреча прошла бурно, весело, интересно.

Тренер ребят, Альберт Нимаевич Жалсанов, рассказал, что на соревнования такого уровня они выехали впервые, ребята в основном с четвёртого и пятого курсов, а спонсировали поездку родители и односельчане, родственники. Всем приехавшим понравилось устройство спортивных сооружений университета, удобство вспомогательных помещений, и, конечно же, непринуждённая и весёлая атмосфера самих игр.

Спрашиваю у ребят, был ли у них мандраж, была ли боязнь, всё-таки международный уровень. Смеются. «Конечно, поначалу немного боязно было,- отвечает капитан команды Виталий Шилов из Закаменска,- ведь многие европейские команды приехали со своими болельщиками, но мы потом перестали обращать внимание на шум трибун, воспринимали его просто как фон, ведь игра есть игра, захватывает».

Из пяти встреч с командами Алжира, Турции, Испании, Бельгии и Франции ребята выиграли три и в итоге вышли на почётное пятое место. Я считаю, что это очень хороший результат, ведь только наша команда представляла весь российский студенческий волейбол, были и другие команды из России, но по другим видам спорта.

«А кто у вас нападающий?», — выуживаю из памяти остатки воспоминаний о правилах игры. А мы все нападающие, смеются ребята, но затем выясняется, что Виталий, капитан команды, стоит на связке, пасующим, а самые трудные мячи, либеро, достаются Баиру Норбоеву из Закаменска. То, что команда слаженная, чувствуется даже по шуткам, взглядам, тому, как переглядываются, передавая друг другу слово, словно пасуя свой любимый волейбольный мяч. Получила огромное удовольствие от общения со своим земляком-джидинцем из Верхнего Ичетуя Станиславом Сандиповым, поговорив с ним на своём родном сонгольском диалекте.

Что вы так быстро тараторите, смеются остальные, вас, джидинских, без переводчика не понять, на что мы со Стасом отвечаем, что это мы ещё только начали, без свидетелей ещё быстрее разговариваем, смеёмся.

Кстати, должна сказать, что за неделю пребывания в Испании парни так и не научились здороваться и прощаться по-испански, поцелуями в обе щечки, пришлось поучить молодежь, да и взрослых тоже. Лариса говорит, они все такие серьёзные были, до тебя.

Владимиру Михайлову из Баргузина уже снится байкальский лёд и рыбалка, подшучивают над другом Дмитрий Глотков из Гусиноозёрска и Баир Чойнзонов из Шара-Азарги, а Зоригто Бальжанов из Дутулура скромно улыбается из-за спин товарищей.

Ну а я в полном восторге, давно так много мужчин-бурятов не видела, смешу их своими признаниями в любви.

Супруга Альберта Нимаевича Алла Васильевна рассказывает о своих впечатлениях от Испании:

— Здесь всё сделано для человека, везде всё удобно, невозможно заблудиться, везде указатели, все светафоры работают в унисон, ну почему, почему мы у себя дома не можем так всё обустроить?!

Cпорим, обсуждаем, разговариваем. Я рассказываю им об обратной стороне медали, о нашей эмигрантской жизни, они мне — о современном российском быте. Не всё так просто, всё познаётся в сравнении, всегда хорошо там, где нас нет, приходим к известному выводу и укладываемся спать далеко за полночь, вдоволь насладившись хорошей беседой, песнями, шутками и спорами.

А с утра пораньше идём на море. Температура воды плюс семнадцать градусов, но мы же сибиряки, — как это, быть на Средиземном море и не искупаться?!, — и весёлой толпой, со смехом и чуток поёживаясь, смело бросаемся в воду. А солнышко как будто специально расстаралось для нас, припекает, согревает, нежит.

Время так быстро пролетело, ведь не зря говорят, что счастливые часов не наблюдают, и вот уже звенит мой будильник на телефоне, до автобуса всего полчаса. Быстренько попив горячего чая с молоком, целую ребят на прощанье и спешу на автобусную станцию в сопровождениии Стаса и Баира.

Все четыре часа до Севильи перебирала каждое мгновение такой короткой нашей встречи так далеко от Родины…

Спасибо Вам, дорогие мои волейболисты, за доставленную радость! Как будто бы дома побывала, в своей любимой родной Бурятии…

10.10.2010.

АНАША

Землячка на прошлой неделе приехала из дома, говорит, всё у нас в Бурятии хорошо, люди в России более приветливые стали, начиная с таможенников и продавцов, вроде бы всё отлично. Я сидела, радовалась, как вдруг она заявляет, что и в деревнях народ не сидит без дела, мол, на полях анашу все собирают. Что значит «все» собирают, переспрашиваю. Оказалось, ездили они в какую-то деревню, а там кроме директора школы и его жены весь взрослый люд «за грибами» ходит, по словам детишек деревенских. Честно говоря, я этому не верю, не может такого быть, возможно, что кое-кто и вправду зарабатывает таким способом, от безработицы и безденежья и не на такое идут, но всё же голословно утверждать, что «все» этим занимаются, нельзя. Потом и вовсе меня до белого каления довела, типа и у вас в Инзагатуе не лучше, наверное, все собирают, поди. Уж с этим-то я совершенно не согласна, у нас в селе таким промыслом разве что некоторые парни молодые занимаются, да и то, только для себя, ну, может, ещё на зону друзьям отправляют, это, кажется, ни для кого не секрет. Другая землячка с апломбом заявила, что в тюрьму надо сажать всех собирающих, мол, с нашего молчаливого согласия эти люди травят наших детей, и из них потом преступники вырастают. Пришлось поспорить, что нельзя всех одной меркой мерить, что делать бедным людям, если нечем кормить детей, а за коробок собранной «дури» по пять тысяч рублей дают. Есть спрос, значит, будет и предложение. Вряд ли безработной матери-одиночке, получающей сто восемьдесят рублей на ребёнка, есть дело до размышлений о вреде гашишокурения. Ей бы детей прокормить, а кто и за что даёт деньги, дело десятое.

Перед приездом в Испанию я занималась сетевым маркетингом и в связи с этим много ездила по деревням. Однажды мы заехали к подруге моей подруги, ее звали Дарима, кажется. Раньше времени увядшая молодая женщина с усталым взглядом когда-то красивых глаз, скромная, неразговорчивая. Как-то очень буднично они с моей подругой начали обсуждать тему конопли. Оказалось, что у Даримы условный срок за её собирательство, она спокойно рассказывала на какие ухищрения и уловки идут они с соседкой, чтобы не попасться на глаза милиционерам из отдела по борьбе с наркотиками, которые тоже раз от разу совершенствуют ловушки для таких «собирателей». В тот раз я была в шоке от таких откровений, никогда не предполагала, что такие вот тихие деревенские женщины способны на это. На вопрос, почему она этим занимается, ответила просто: «Детей не только кормить, но и одевать, обувать надо, да чтоб не хуже чем у других, сама знаешь, дети нынче жестокие, задразнят…» Потом выяснилось, что она не курит, не пьёт, никогда в рот не брала, говорила моя подруга, муж у неё работает временами на стройках у кого-либо из односельчан, подрабатывает, огород хороший сажают, одну-две коровы держат. То, что судимость получила, стыдно, конечно, да что поделать, вздыхала она, не всем дано ездить куда-то на заработки, уметь устраиваться в жизни, говорила, поникнув…

Через некоторое время с другой моей подругой заезжали к её однокласснице, отсидевшей в тюрьме то ли три, то ли четыре года за хранение анаши. Причём подставил её родной дядя, однажды они ехали вместе в машине и их остановили гаишники, вот дядя и сунул ей в руки какой-то кулёчек и попросил сказать, что это принадлежит ей… Марина — симпатичная молодая женщина, не зная её истории, и не скажешь, что ей пришлось столько испытать. На вопрос, как там, смеётся: «И там есть люди, мы же женщины, поддерживали друг друга, а вот тяжело только потом, на свободе…» И я её прекрасно понимаю, в нашем ханжеском обществе нет полутонов, виновен и всё, государство за просто так не сажает, припечатают вдогонок…

Честно говоря, я тоже в своё время курила анашу и вроде на преступления меня пока не тянет. (Это я к тому, что из курящих анашу обязательно преступники получаются.) Ещё учась в школе, пробовала и курить и пить: варили мы её на молоке, типа сгущёнки получается. Курение на меня не действовало, так как я не умела затягиваться, а вот «варево» мы с подругой надолго запомнили: беспричинный смех, страх падения, всё виделось, как в бинокле с попеременно меняющимися полюсами — то далеко, то близко, жуть… Сейчас понимаю, что мне очень повезло родиться в деревне, где не было доступа к настоящим наркотикам, иначе с моей тягой к неизведанному недолго бы и на иглу сесть.

«О сыне своём не думаешь, а если ему предложат!»,- ругала меня землячка, я ответила, что он взрослый человек и сам вправе распоряжаться своей жизнью, быть ему наркоманом или нет, ему решать, ему жить, надеюсь, он достаточно умён, чтобы сделать правильный выбор.

Не вижу смысла ругать таких «собирателей», и прежде, чем осуждать их, надо подумать, почему они идут на это. Была бы работа, разве бы эти женщины пошли на такой риск, ведь не так страшен закон, как осуждающие взгляды соседей, нет хуже наказания, чем быть прокажённой для своих же земляков, бояться каждого встречного, идти в ночь, преодолевая страх…

Стыдно называть себя грамотными людьми, не умея понять ближних своих, грустно от снобизма на пустом месте. Жалко людей, вынужденных идти на сделку с совестью ради хоть каких-то денег. Долго, долго нам ещё расти…

А здесь, в Испании, к анаше или марихуане относятся спокойно, даже выставки проводят, где показывают все сорта и дают попробовать покурить. В Википедии написано, что по уровню нанесения вреда здоровью марихуана находится на одиннадцатом месте, на пятом — алкоголь, на девятом — сигареты, всё это просто к сведению, конечно. Я ни в коем случае не хочу сказать, что надо собирать коноплю или употреблять, тем более поощрять употребление, просто давайте смотреть на проблему открытыми глазами, без истерии и обобщений.

06.09.2010.