ИНТЕРВЬЮ С МАЧО

—         Когда она сказала, что заберёт у меня дочку, я на полной скорости свернул с дороги прямо на бетонную стену, одновременно отстегнув её ремень безопасности. Машина была новая, я был уверен, что сумею остановить её вовремя. Так и вышло, глухо взвизгнули тормоза, она чуть не вылетела в окно. До стены оставалось буквально несколько сантиметров. Я посмотрел на неё и сказал: “Никогда, слышишь, никогда не смей угрожать мне этим”. Она потрясённо молчала, поняла, что со мной шутки плохи.

Я никогда не любил детей, когда невестка приводила племянников к нам в дом, говорил: “Вот там ваша комната, и чтоб я вас не слышал и не видел!”

—         А ты присутствовал при родах?

—         Нет, конечно. Есть вещи, которые неприемлемы для мужчин. Я позвал к ней её подругу и пошёл к друзьям обмывать дочку. Я даже представить не мог, что буду так любить её. Ей было 2-3 дня, она была такой крохотной, но у неё был такой ясный и умный взгляд! Ты даже не представляешь! Она, кажется, узнавала меня! И я начал воспитывать её по своему, начал с того, что отбирал у неё грудь, так она, увидев, что я подхожу, с такой силой всасывала в себя молоко! Моя малышка своего не упустит, борется до последнего! Ей сейчас пять лет, она с матерью в штыки, не уступает ни за что. Для неё только один авторитет – я, отец.

—         Может не надо так сильно баловать?

—         Надо! Уверен, что надо. Но я и требую достаточно жестко, она занимается плаванием, гимнастикой, ей нравится быть первой ученицей в школе, она лидер по натуре. И, ты знаешь, в ней столько кровей намешано: армянская, с моей стороны, а со стороны матери – русская, польская, украинская — темперамент бешеный. Я просто не завидую тому парню, что станет её мужем. Уж она-то знает, что хочет! И умеет своего добиваться!

—         Н-дааа… Пять лет. А как же мама?

—         В доме один хозяин – я, мужчина. Задача женщины, чтоб все были накормлены, дом содержался в порядке, обо всём остальном позабочусь я. Она у меня русская, избалованная была. Помню, когда только пришел к ней жить, бросил ей своё бельё, мол, постираешь. Никогда не забуду, как она на меня смотрела! Да-да, или ты, или твоя мать, сказал ей и ушёл. Постирала. А как она училась готовить! Столько продуктов перевела. Прихожу с работы, ревёт. В чём дело? Сожгла обед, плачет. Ничего страшного, выбрось и начни сначала. Так и воспитывал. Сначала еще брыкалась было, но как забеременела, попритихла, да и я ей втолковал кое-что. Мать у неё из больших начальников, привыкла командовать, начала было учить меня, как жить, пришлось указать на дверь. Теперь приходит к нам, когда меня нет дома.

—         А в семье твоих родителей как было принято, неужели место женщины только у плиты?

—         Нас было трое мальчишек, мы никогда не убирали за собой даже постель, не знали, что такое мыть посуду, и вообще, не заходили на кухню, это было царство матери. Но мы должны были есть всё, что мать ставила на стол, нравится, не нравится, обсуждению не подлежало.

—         Как же она успевала? Еще и работала, наверное, советские времена ведь были?

—         Она учительницей была, потому что так хотела сама, при желании могла бы и дома сидеть. Муж и трое сыновей, не самых послушных, успевала, конечно. Честно говоря, никогда не задумывался над этим.

—         Твоё отношение к женщинам, это чисто армянское? Ваши мужчины всегда так любвеобильны?

—         А что, у русских разве такого нет?! Все мужчины победители, по натуре своей. Хотя нет, эти прилизанные цивилизованные европейцы не умеют обращаться с женщинами, с нашими женщинами. Ведь женщине что надо? Чтоб хозяин был! Чтоб силу почувствовать и подчиниться! И подчиняются! С превеликим удовольствием! Потому что мало настоящих мужиков. Чтоб пришёл, увидел, победил. Мне одна подруга рассказывала, что её цивилизованный европеец полночи целует, полночи облизывает и только под утро к делу приступает, когда она уже спит. Я увидел её на вечеринке, зажал на кухне, она гордо вскинулась было, что Вы мне тут предлагаете, мол, и пошла на выход. Я просто схватил её за руку и притянул к себе. И всё, она сама раскрылась, а потом рассказала про её скучного культурного мужа. И таких женщин много, недолюбленных, слишком самостоятельных, которые и рады бы подчиниться, да некому.

—         Почему ты не хочешь оформить гражданство Испании?

—         У меня российское гражданство, и я пока не собираюсь отказываться от него. Раньше я очень любил Москву, но сейчас она стала не такой как прежде, на каждом шагу требуют документы, менты вымогают деньги. Все кричат, чтоб чёрные валили из Москвы, но кто они без нас, без чёрных?! Ты думаешь, они работать умеют?! Кто они без чёрных, без узкоглазых? Русские?!

—         Ммм… давай закроем эту тему…

—         Я — гражданин России и люблю её, у меня много хороших воспоминаний, несмотря ни на что. И жена у меня — русская.

—         А родители у тебя в Ереване, так почему же у тебя российское гражданство, а не армянское?

—         Так получилось.

Интересный мужчина, в расцвете сил. Имеет хорошую работу, плюс свой маленький бизнес. Взгляд проницательный. Движения мягкие, кошачьи. Голос приятный, запах чистый, чуть отдает табаком. Мачо, да и только.

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий