Привиделось мне в полусне, в полумраке

Привиделось мне в полусне, в полумраке,
Что темная сила, не черная, просто пыль,
Вдруг вырвала с дочкой тебя из моих объятий.
Мне не было больно. Просто потери факт.

Настигло позднее, когда ты признался сам.
Я знаю, что не было права чего-то ждать.
Все знаю и все понимаю, но все же никак
Тебе рассказать не могу, что что-то не так. 

Что движет тобою, какой заговор-приворот?
Тебе б не спешить, и дать себе время пожить.
Полгода иль год переждать, пережить,
Подумать еще раз и все хладнокровно решить. 

А в жизни, как в песне, все ещё впереди,
И будут рассветы, закаты и счастье любви,
Когда все запуталось, можно уже не спешить,
И дать себе время подумать, а может забыть.

Жить, страдать, надеяться и верить

Жить, страдать, надеяться и верить
В этой жизни всем нам суждено,
Отчего же некоторым людям
Больше всех судьбой отведено?

Оттого ли что душа ранима
И тонка неведомая нить,
Что ведет к мирам неизмеримым
И к пространствам времени в полёт?

Отчего не принимает сердце
Здравый смысл и логику вещей?
Оттого ли, что любовь на свете
Выше всех надуманных идей?

Жить, страдать, надеяться и верить,
Полюбить без видимых причин,
Петь о безысходности и вере,
Доверять и просто пережить.

Мне судьба дала талант надежды,
Лирой музы стала вновь любовь,
Нежностью моей была воспета
Безответных чувств святая кровь.

В моих руках нефритовые четки

В моих руках нефритовые четки,
Как символ состраданья и любви, 
Как символ бесконечности и чести,
Как нежности прозрачные цветки.

Молитвою ночною материнской,
Слезой вконец измученной души,
Сердечных ран пропитанные болью,
Мне четки эти мудростью близки.

Как много раз прикладывала к сердцу
Зелёный круг намоленных друзей,
Как много раз перебирала горе — 
Понять, простить, принять и пережить.

Так много песен в бусинке нефрита,
И в пальцах тонких золотая нить,
Истерзанной души полет поэта
Молитвою меня возносит ввысь.

Клин клином вышибают, говорят

Клин клином вышибают, говорят.
Влюбиться бы в кого-нибудь другого.
Я не хочу от безысходности страдать,
Покой души непросто сохранять.

Тебе я благодарна за стихи,
Того не зная мне вернул ты Музу.
Пусть будет счастлив каждый день и час,
Любви желаю я тебе, как Другу.

Сегодня на свидание схожу, 
Всегда открыта новому знакомству.
Друзей хороших дарит мне судьба,
За это я её благодарю.

В волшебном мире старинных теней

В волшебном мире старинных теней
Есть миф о любви для сказочных фей, 
В нём счастье таится таинственной птицей,
Изысканных песен родник там струится.

Там нитью прозрачною горе сплетают
И в Лету на вечные веки сплавляют,
Узор утонченный из слов там слагают,
Стихами надежды нам жизнь возвращают.

Волшебные сказки старинных теней
Мне жить помогают красою своей,
Мечтами и счастьем живет человек,
Любовь и нирвана даруют нам свет.

На рассвете весеннего утра

На рассвете весеннего утра
В полудрёмной и тихой Москве
Я иду по замолкнувшим улицам,
Снова думаю о тебе.

Отчего же все так получается,
Эта дружба в любовь превращается,
Знаю я, что нельзя, все старания зря,
Это выше меня, это больше, чем я.

Был ли первым, кого я увидела,
После долгих мучительных дней?
Сердце жаждало ласки приветливой,
Или это казалось лишь мне?

Я не знаю чего я хочу, быть с тобой
Иль бежать от тебя? Мне б увидеть тебя,
Посмотреть бы в глаза, может в них я прочту,
То, чего не пойму, что останется только принять.

В предрассветной и тихой Москве
Снова думаю я о тебе…

Кто сказал, что стихи — это круто?

Кто сказал, что стихи — это круто?
Это крик одинокой души,
Это значит количество боли
Переполнило чашу любви.

Недолюблена кем-то, не спета
Лебединая песня моя.
Быть поэтом зачем? Мне б это
На счастливую жизнь променять.

Я всего лишь хочу быть любимой,
Чтобы кто-то меня берёг,
Чтобы сердце от боли не ныло,
Чтобы прошлое кто-то мне стёр.

Одиночество — высшее счастье,
Мне однажды мой друг сказал.
Не согласна я с этим, милый,
Я хочу чтобы кто-то обнял.

Быть поэтом хорошего мало,
Чтоб писать, надо боль понимать,
И пройти километры пути
На Голгофу людской пустоты.